Злой Тундра

Аватара пользователя
Пупс
Мастер Спорта RUSGYM.RU
Мастер Спорта RUSGYM.RU
Сообщения: 1518
Зарегистрирован: 24 мар 2009, 15:41
Откуда: Первоуральск-Динас

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение Пупс » 06 фев 2010, 08:24

Да у него уже на сборничек набралось,все интересные и жуткие ИзображениеНадо только придумать,как это добро выложить поудобней для ознакомления.

Аватара пользователя
ДЕДЪ
Мастер Спорта RUSGYM.RU
Мастер Спорта RUSGYM.RU
Сообщения: 1808
Зарегистрирован: 23 мар 2009, 18:14
Откуда: планета Земля

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение ДЕДЪ » 06 фев 2010, 12:05

Это,я думаю,нужно печатать.Однозначно!!! :!: :!: :!: :!: :!: :!:
Дедушка старый, ему все равно.
(Членский билет МРОО"ФРЖ" № 016.)

Аватара пользователя
RUSGYM
Администратор
Администратор
Сообщения: 3742
Зарегистрирован: 22 мар 2009, 23:57
Откуда: Хабро всегда со мной

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение RUSGYM » 07 фев 2010, 01:50

А что, конец рассказа будет ли? Зря что-ли я его в кучу собирал.

Аватара пользователя
серж
Элита RUSGYM.RU
Элита RUSGYM.RU
Сообщения: 2727
Зарегистрирован: 14 окт 2009, 08:28
Как долго занимаюсь спортом: 20 лет
Откуда: колымская тайга

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение серж » 07 фев 2010, 20:50

Мужики, не ожидал такого теплого приема моего рассказа!!! :heart: :heart: :heart:
Честно говоря, когда пытался печататься, критики нашли в рассказе кучу несуразностей и т.д., хотя обычные люди вроде одобряют!

Палычу: да я чуть раньше ссылочку указал, где он полностью есть :oops: , а то я не знал, стоит ли выкладывать его весь на русжиме. И вообще, не знаю, как остальные выложить - здесь или там же, на Стаде :hm:

Андрюхе - да честно гововря, я схитрил: тела срисованы с фотографий, так что тут ничего особенного, кроме нудной работы с шариковой ручкой - формат А4 часов 30-40, А3 соответственно 70-80 Изображение
А занимаюсь этим давненько, только сейчас практически не рисую :sorry: :cry:
Дорогу осилит идущий

Членский билет №0083

Аватара пользователя
RUSGYM
Администратор
Администратор
Сообщения: 3742
Зарегистрирован: 22 мар 2009, 23:57
Откуда: Хабро всегда со мной

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение RUSGYM » 07 фев 2010, 22:15

Выкладывай все здесь. Нечего ссылками кидаться. А то частенько бывает, что время прошло по ссылке идешь, а она не работает.

Аватара пользователя
серж
Элита RUSGYM.RU
Элита RUSGYM.RU
Сообщения: 2727
Зарегистрирован: 14 окт 2009, 08:28
Как долго занимаюсь спортом: 20 лет
Откуда: колымская тайга

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение серж » 08 фев 2010, 19:21

Палыч,без проблем!!! Я боюсь - лишь бы форум не убить... ИзображениеТам много накопилось :ik:
А если еще роман выложить...

Мне тогда что, Тундру до конца здесь выкладывать? :?: :?: :?:
Дорогу осилит идущий

Членский билет №0083

Аватара пользователя
RUSGYM
Администратор
Администратор
Сообщения: 3742
Зарегистрирован: 22 мар 2009, 23:57
Откуда: Хабро всегда со мной

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение RUSGYM » 08 фев 2010, 22:08

Не парься, у нас безлимитный тариф. Уже полгода на нем сидим. Так, что можешь прямо со своими иллюстрациями выкладывать. Будет много чего, я под тебя отдельный форум скрою, чтобы народ не путался.

Аватара пользователя
ДЕДЪ
Мастер Спорта RUSGYM.RU
Мастер Спорта RUSGYM.RU
Сообщения: 1808
Зарегистрирован: 23 мар 2009, 18:14
Откуда: планета Земля

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение ДЕДЪ » 09 фев 2010, 16:23

Во во!Серж,давай роман,про Тундру,весь!И с картинками!!!Не ленись!!Ждем! :) :thumb_up:
Дедушка старый, ему все равно.
(Членский билет МРОО"ФРЖ" № 016.)

Аватара пользователя
серж
Элита RUSGYM.RU
Элита RUSGYM.RU
Сообщения: 2727
Зарегистрирован: 14 окт 2009, 08:28
Как долго занимаюсь спортом: 20 лет
Откуда: колымская тайга

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение серж » 12 фев 2010, 22:14

Ну раз жимовикам нравится, буду продолжать!!! :oops:

Медленно мы объехали плоскую и широкую сопочку, с которой тянулись ручьи. Издалека сразу можно было увидеть, где по тундре бегут водостоки, потому что возле них росла более разнообразная растительность, чем просто травянистая кочка. Когда мы летели на вертолете из Билибино до базы, я смот¬рел сверху на тундру, и мне казалось, что петли ручьев, окруженные зеленью - не что иное, как кровеносные сосуды на ее теле.
Когда мы объехали сопочку, Тимофей вдруг выплюнул папиросу и, глядя куда-то в одну точку, стал шарить рукой возле себя. Эйвен встрепенулся, глянул туда же и поднял вверх свой карабин.
ЗЛОЙ ДУХ!
Ночной страх тут же вынырнул из прошедшей ночи и лизнул мне затылок ледяным прикосновением, а сердце забарабанило с такой силой, что еще бы чуть-чуть и оно бы выскочило из нее и ускакало по кочке, как испуганный заяц.
Но то, что я увидел, оказалось гораздо прозаичней, чем какой-то там паршивый злой дух. Но я бы не сказал, что это было безопасней чудовища, хотевшего вчера заглянуть к нам. С сопки спускался медведь. Издалека он казался игрушечным. Но по рассказам мужиков я знал, что со своей силой, острыми длинными когтями и крепкими зубами он превращался в машину смерти.
Поэтому я мог понять, почему Тимофей и Эйвен сжали в своих руках ка¬рабины. Но для Тимофея этот рефлекс имел второе дно: в нашу сторону направлялось килограмм двести-тристо натурального свежего мяса и великолепная шкура. За два месяца полевой жизни жирная и болоньевая советская тушенка успела приесться. Но он, как и Эйвен, не спешил: медведя лучше валить одним выстрелом: раненый медведь теряет страх и рассудок.
Медведь в это время остановился, словно раздумывая, стоит ли продолжать преследование, и вдруг стремительно побежал в нашу сторону. Воистину: характер мишки непредсказуем. По идее, он должен был бежать от трактора, звук и вид которого пугал всякую живую тварь.
- Давай - давай! - крикнул Тимофей.
Он крепко держал карабин в руках, не торопясь, прицеливался и барабанил пальцами по деревянному ложу. В рот он засунул следующую папиросу, но не закуривал ее, а просто держал во рту, как леденец.
Эйвен же, наоборот, опустил карабин и, не отрываясь, глядел на несущееся в нашу сторону животное. Медведь все приближался. Сейчас он уже был размером с клубок ниток. Его шкура лоснилась и переливалась на солнце, двигаясь волнами по телу. «Красавец!» - подумал я. Володя не замечал мчащегося зверя - он был поглощен дорогой и за грязным окошком трактора был виден его волосатый затылок.
Медведь все приближался с грацией движущейся торпеды, и уже было видно, как врываются в землю, отталкиваются от нее и взлетают вверх его лапы. Мне показалось, что он бежит не прямо к нам, а куда-то немного в сторону. Уже можно было видеть его косматую голову и ухоженную шкуру. Я видел медведя в зоопарке, но там он был каким-то замученным, облезшим. А этот, что бежал к нам, был ну прямо-таки шедевром природы, истинным хозяином тундры. Я даже забыл свои опасения, залюбовавшись им. Зэк бежал по другую сторону «пены» и не обращал внимания на хищника.
И вдруг медведь споткнулся передними лапами, но инерция его движения была так сильна, что его занесло дальше и он перекувыркнулся через голову, изобразив сальто, из-за чего во время пируэта стал виден его живот со скатавшейся на нем шерстью. После этого он распластался на кочке.
Тимофей, который до этого целился в него, удивленно посмотрел в ту сторону, потом на карабин, на нас. В его глазах было написано: «Я что - уже выстрелил?» Я пожал плечами. Эйвен молча смотрел на шевелящееся метрах в ста с чем-то от нас бурое пятно.
Володя, видимо, заметил медведя и остановил трактор. «Пена» замерла.
- Че, завалили?! - Володя вылез из кабины. - Я что-то даже не услышал…
Больше никто ничего не сказал, потому что раздался вопль. Я да¬же не понял сперва, что это был голос медведя. Он испускал какой-то жуткий крик, похожий на предсмертный визг человека, полный ужаса и боли. Я бы никогда не подумал, что огромное хищное животное способно так верещать, как до смерти перепуганная девчонка. Зэк упал в кочку своим задом, поджав хвост, и стал вертеть головой из стороны в сторону, не понимая, что происходит.
Эйвен выпустил карабин и обеими руками схватился за свой талисман. Тимофей открыл рот, и папироса упала вниз. А я сидел, вцепившись руками в брезент. Барабанные перепонки у меня буквально вибрировали, а волосы на теле торчали, как иглы дикобраза. Вопль оборвался, как резко кончившаяся магнитофонная пленка. Медведь вдруг задергался, стал биться и вырваться, как будто он попал в капкан. Потом он словно просел. Лап его не стало видно. Лишь одна голова дергалась, как задетая высоковольтным проводом. Он взвизгнул и… заплакал.
Вы когда-нибудь слышали, как плачет медведь? Я вообще раньше считал, что плач - это исключительно монополия человека. Но в тот момент я слышал, как плачет огромный зверь, плачет своим звериным басом. Это был плач прощающегося с жизнью существа. Правду говорят - перед лицом смерти все одинаковы.
- Р-Р-ААУУУУУУУ! УУАА-А-А! ММММОООООУУУУУАААА!!!
- Господи боже, что с ним?! - Тимофей уставился в сторону рыдающего зверя.
- К-капкан? - спросил я на редкость писклявым голосом.
Неожиданно совсем рядом с нами взвыл Зэк, высоко задрав голову вверх. Однажды я видел, как собака выла так по своему погибшему брату, псу из этого же помета. Зэк выл точно так же, как будто прощаясь с кем-то родным. Да вообще-то все правильно - медведь гораздо ближе собаке, чем человек.
- Злой тундра! - голосом мертвеца пробормотал Эйвен, до белизны в пальцах сжавший в руке свой амулет.
- На помощь! - Володя вдруг выскочил из трактора и побежал к медведю.
Представляете ситуацию? Беспомощное существо - человек - бежит на помощь сильному и свирепому зверю, который ударом лапы способен свалить небольшое дерево.
Но в тот момент это казалось естественным - мы слышали плач, плач живого существа, взывающий о помощи. И мы, побросав оружие, бросились вслед за Володей. Лишь Эйвен, чуткий к любой букашке, почему-то остался в пене, превратившись в статую, и сжав губы так, что на их месте осталась узкая полоска.
- Ничего не пойму! - растерянным голосом воскликнул Тимофей. - Здесь что, трясина?
Медведь пропал. На его месте осталась лишь потревоженная кочка с примятой травой. А между округлых тел кочек булькала влага. Все вокруг было забрызгано мелкими брызгами крови. Глубоко дыша, мы растерянно озирались. Что здесь произошло? Зверь словно провалился сквозь землю. Но как? Там, в полуметре от верхнего слоя почвы матовое стекло вечной мерзлоты. Еще я ощутил - или мне просто показалось - что подо мной кочка пошевелилась и где-то там, в глубине, медведь последний раз подал свой голос. Я инстинктивно отпрыгнул назад.
- Пойдем отсюда! - вдруг сказал Тимофей и огляделся вокруг. Его рука машинально похлопала по бедру, как бы проверяя, на месте ли его добротный охотничий нож.
Мы поплелись назад и за всю дорогу не проронили ни одного слова. Зэк, и тот замолчал и только внимательно смотрел на нас своими умными карими глазами. Дойдя до тихо бормочущего трактора, мы увидели еще одно не менее странное зрелище. В «пене», по пояс раздетый, стоял Эйвен, глядя куда-то поверх нас. Его тело было полным, с желтоватой кожей и узкими плечами. От правого соска по животу у него шли три длинных белых шрама. Правой рукой, как повелось со вчерашнего дня, он сжимал амулет, а левой потирал эти шрамы.
- Эйвен, ты чего? - глухо спросил Володя. События последнего полчаса выбили устойчивый реальный мир из-под его ног.
Эйвен молчал. Он перестал тереть шрамы и замер. Потом повернул голову в одну сторону, в другую, и пробормотал:
- Комар нет…
- Что? - не понял Тимофей.
А я понял. Ведь когда сидишь в едущей «пене», комаров сдувает. Но стоит остановиться хоть на минуту, и тебя облепят облака гнуса. Воздух наполняется таким гулом, будто где-то невысоко в небе летит звено бомбардировщиков. И ничего, кроме плотной робы и накомарника не спасает в тундре от комаров. Любой противокомариной мази или репеллента хватает на полчаса, не больше. И если даже за это время насекомые не успевают хорошенько покусать вас, то в глаза, нос и рот они забьются.
Я в тот момент стоял без накомарника и не слышал ни единого писка зловредного кровососа. Вообще, стояла тишина. И этот гудящий комариный фон вдруг исчез, освободив множество других звуков, которые обычно были заглушены. И даже рокот двигателя не заглушал их. Журчание ручья, шелест травы, шепот ветра, учащенное дыхание успокоившегося Зэка, разномастное сопение мужиков, бряканье стекла в кабине трактора.
В любое другое время я готов был ползать по тундре сутками, если б ни одна кровожадная тварь не трогала меня. Но сейчас, когда я только что видел свежую кровь, оставленную провалившимся в тундру медведем, я опять ощутил, что ночной страх обхватывает меня плотным кольцом. Так и хотелось спрятаться за чью-то спину, как в детстве за спину отца. Но меня успокаивало лишь одно - по лицам мужиков, стоящих рядом со мной, можно было понять, что они чувствуют то же самое. Лишь один Эйвен излучал какое-то нехорошее, как будто ОБРЕЧЕННОЕ, спокойствие.
- Херня какая-то, - подвел итог Тимофей и торопливо достал портсигар.
Эти звуки - когда зашуршала одежда, щелкнул замочек портсигара, Тимофей дунул в бумажную трубку папиросы, чиркнула спичка и та зашипела, загораясь белым пламенем - хоть чуть-чуть успокоили меня и отодвинули от обрыва, где меня поджидал ужас. Все по-старому. Я на земле. Мертвецы не повылезали из могил, солнце стоит на месте, медведь провалился в трясину, а комаров сдуло. Или они просто здесь не летают.
- Злой тундра. Голодный. - Без страха в голосе сказал Эйвен. - Тундра медведь ел…
- Да заткнись ты! - Володя был белый, как мел, и оттого бурая борода на фоне лица казалась черной и словно приклеенной. Он балансировал на краю обрыва.
Эйвен ничуть не обиделся. Он посмотрел на Володю мудрыми глазами коренного жителя тундры:
- Русский боится, русский видеть неизвестность. Он пугать, однако. Русский боится потому. Эйвен нет злится. Эйвен нет неизвестность. Эйвен знать - тундра плохой.
- Ладно, прости! - Володя тоже отошел от обрыва ужаса уже на безопасное расстояние. Кровь возвращалась к его лицу. Он подошел к Эйвену и похлопал его по плечу. - Прости, я просто не в себе. Действительно, место хреновое.
- Надо уходить отсюда! - сказал кто-то, и его голос показался мне знакомым.
Это сказал я. Вырвалось совершенно автоматически. Нечего удивительного, если учесть, что пару минут назад я хотел спрятаться за чью-нибудь спину, и даже в тот момент был еще не против. Мужики посмотрели на меня, как на идиота, хотя по лицам модно было сказать, что они такие же идиоты. Тимофей усмехнулся:
- Ну, студент! Ума палата… Да если даже здесь и есть что-то опасное - мы штрафники! - он обвел руками всех нас. - За нами и так тянется ха-ароший хвост. Мы в списке. Понимаешь?.. И если наше дорогое начальство, накапает, - что мы отказались проводить разведку… Ладно, поехали!
Это он сказал Володе. Потом затянулся, выпустил струю дыма и добавил:
- Приедем к остальным, Степану доложим.
- Худой дело! - Эйвен стал одеваться.
«Худой дело, - подумал я, - очень худой дело. Просто офигеть какой худой дело. Жопом чую…»
Володя запрыгнул в трактор. Тот закашлял, как спящий человек, внезапно поперхнувшийся слюной, и, выхаркнув несколько сгустков дизельного перегара, залязгал гусеницами. Мы опять же ехали в полном молчании. И весь путь, что мы ехали, я вновь проклинал тот день, когда пошел учиться на геолога. Спать расхотелось.
Естественно, Степан послал нас подальше вместе со своими страхами и пообещал, что точно отправит в самое натуральное хреновое место, если мы не закончим работы в срок. А Эйвену, который заскулил про плохой место, посоветовал ловить ближайшего оленя и гнать обратно в свое стойбище, одеть кухлянку и ловить красную рыбу вилами. Эйвен ответил с достоинством:
- Эйвен не боится дух, не боится голодный тундра, - и указал пальцами на амулет, - Бхыкыйгун хранит Эйвен. Эйвен боится за геолог. Бхыкыйгун не хранит русский геолог.
- Русский геолог сам съест тундра! - с не меньшим достоинством изрек Степан и тут же закричал. - Ну, чего стоите?! Палатки ставить!
Скалы были совсем близко. Над их остроконечными вершинами зависли негустые облака.
Вскоре лагерь был поставлен. Степан вечером собрал старших техников и объяснил им задачу на следующий день. Тимофей уже ближе к ночи пришел в палатку под мухой, при этом основательно запахнув полог входа, в чем вообще-то, не было необходимости - комаров можно было не бояться, и сообщил нам:
- Завтра по старой схеме… Берем пробы по ручью. Но только пойдем вверх по течению, чтоб туда-сюда не бегать. Ик!
Потом он достал планшет, раздвинул карту и хмельным взором уставился в нее. Достал карандаш и стал что-то размечать в ней. Володи не было. Но было слышно, как он чем-то брякает возле своего трактора невдалеке от палаток.
Лежащий на нарах Эйвен вдруг встал и прислушался. Я посмотрел на него и попытался тоже напрячь слух. Володя шумит инструментом. Тимофей шумно дышит и шуршит картой. В соседних палатках гомон, хохот, аккорды гитары, великий и могучий русский мат, да бормотанье приёмника, где-то свистит примус. Но сквозь шум проходил какой-то звук, как будто где-то ворчал куропач. Только слишком протяжно и грубо.
Р-Р-Р-Р-0-О-О-О-О-О-У-У-У-У...
Как-то низко и утробно. К тому же брачный сезон для куропачьего племени закончился. Птенцы давно оперились и научились летать.
Я глянул на Эйвена. Тот заметил мой взгляд и посмотрел мне в глаза. С полминуты мы так и смотрели друг на друга молча. Его глаза говорили:
«Ты слышишь?» «Слышу.» «Злой дух. Это его голос. Голос голодной тундры.» «Что же делать?» «Поздно, ничего не сделаешь. Мы уже в ее владениях и просто так она нас не отпустит…»
Дикий хохот, донесшийся из соседних палаток, разорвал нить нашего мысленного диалога и заглушил вновь поднимающийся во мне ужас. Страх - он не уходил со вчерашнего дня. Он был начеку и лишь иногда подремывал, когда светило солнце. Возле палаток заскулил Зэк: если бы он находился в квартире, то можно было подумать, что он хочет по нужде, и его не выпускают. Но кругом была уйма свободного пространства, и каждую кочку при желании можно превратить в туалет. Зек бегал и скулил. Вот он гавкнул раз, другой.
- Замолчи! - крикнул Тимофей.
- ВВАУ! АВОВ! ВАВ! ВАВ!
- Зэк, фу!
- ВА-ВА-ВА-ВАВ!
Тимофей потянулся к карабину и пошевелил ремнем. Тот звякнул антапками. Зэк испуганно замолчал, услышав самый мерзкий и напоминающий о боли звук (Тимофей иногда воспитывал пса ремнем), но продолжал скулить.
- Зэк, с ума сошел?! - недовольно проворчал Тимофей.
- Собака плохой чует, - констатировал Эйвен.
- Дурак ты… У него как раз в это время крыша на баб едет.
- Собака плакать.
- Много ты понимаешь.
Я, как всегда, не удержался, чтоб не раскрыть рот:
- И комаров нет.
- И что? - Тимофей посмотрел на меня.
- Почему? '
- По кочану…
- Собака плохой чует, комар плохой чует, зверь плохой чует, - сказал Эйвен.
- Ох, студенты, горе с вами! - Тимофей улыбнулся. - Думаете, я первый раз встречаюсь с некоторыми странностями в тундре?
Он посмотрел хмельными глазами на Эйвена, а потом широко зевнул.
- Эйвен не бояться. Бхыкыйгун хранит Эйвен…
- Хранит-хранит, - согласился Тимофей, - все мы там будем…
Ему оставалось жить не больше двенадцати часов.
Утром пропал Зэк. Тимофей кричал, звал, свистел с полчаса и брякал рем¬нем на карабине. Потом, в конце концов, плюнул, выматерился, угрюмо добавив:
- Придет, я ему уши оборву!
Предстоял очередной рабочий день. Было восемь утра. Царило необычное оживление. Такое ощущение, что не утро, а уже день. Мужики о чем-то разгорячено спорили, говорили Степану. Тот был весь вспотевший, как будто только что с кросса, возбужденный. Сашка, промывальщик, парень лет на пять старше меня, стоял с влажным лотком в руке и что-то говорил ему, тыкая пальцем то в направлении ручья, то на лоток. Тимофей подошел к ним и стал слушать, о чем они там беседуют.
Я еще сидел в палатке на своих нарах и не торопясь наматывал на ноги серые шерстяные портянки. Печь потухла еще ночью и палатку выстудило. Меня колотило, изо рта валил пар. С каждым новым днем чувствовалось все сильнее, что короткое чукотское лето на последнем дыхании, хотя днем еще было очень жарко.
Торопливо затарахтел пускач трактора. Через несколько секунд его заглушил рокот дизеля, словно «дэтэшка» ворчала на кого-то.
- Студент, бегом! - в палатку заглянул Тимофей, схватил свой карабин, закинул его на плечо, захватил с печки разогретую Эйвеном тушенку. Самого его не было - он всегда вставал рано.
Я присел к печке, взял банку, достал складень и принялся за завтрак. В палатку, едва не свалила меня, влетел Володя, ошарашено посмотрел на меня и заорал благим матом:
- Студент, идрит твою налево! Сколько жрать можно?! Все тебя ждут…
- Дак время-то.., - попытался оправдаться я, уже предчувствуя, что тушенку придется глотать на бегу. - Что случилось?
- Работы полно! - Володя достал свой лоток, которым еще ни разу не пользовался, скребок и выбежал наружу. - Догоняй!
Затарахтел другой трактор. Все куда-то торопились. Значит, что-то произошло из ряда вон выходящее.
Я прыгнул в «пену». Эйвен, действительно сидел там, обняв, как девушку, свой карабин и, покачиваясь, что-то напевал. Тимофей только что закончил свой завтрак и отбросил свою банку в сторону. Я принялся глотать теплое мясо, одновременно запихивая в рот большие куски хлеба.
Первый трактор уже переехал ручей и на полной скорости мчался по своему маршруту. Володя глянул из кабины на нас и газанул вперед. «Пена» бешено дернулась. Банка, естественно, наполовину разлилась, уделав робу, и без того не отличающуюся чистотой. Я с великим сожалением проглотил остатки, тяжело вздохнул и тоже отбросил пустую банку. Володя из трактора тоже пытался что-то увидеть. Можно было подумать, что вот-вот они заметят табличку, на которой будет написано: «золото брать здесь!» Русло ручья было таким извилистым, широким и глубоким, что казалось, будто мы едем возле оврага.
- Оп! - крикнул Тимофей.
Володя дал по тормозам. «Пена» по инерции проехала еще немного и ударилась носом о гусеницу трактора. Меня все по той же инерции бросило вперед, и я распластался по железному днищу с видом замученной лягушки, оцарапав ладони и подбородок. Но мои проблемы были всем по фиг, потому что Тимофей уже кричал:
- Студент, не спи!
Когда я подошел к ним, то увидел, что глаза у них лихорадочно блестят. Они нетерпеливо ждали меня в русле, когда я, наконец, начну копать лопатой песок. Эйвен не разделял их настроения. Он лишь поглядывал по сторонам и, качая головой, шевелил губами. Наверное, он опять что-то твердил про тундру.
Я начал брать пробу в небольшой песчаной косе. Чтобы достать пробу, нужно было поднять осадочный материал с глубины в сорок сантиметров. Я так и сделал. Эйвен подставил лоток, и я кинул в него пару лопат песка. Эйвен принялся шустро орудовать им в ручье. Казалось, лоток в его руке исполняет какой-то дикий рок-н-ролл. При этом более тяжелая фракция должна была спускаться на дно лотка. Эйвен скребком отделял примерно половину осадка и вновь погружал лоток в ручей, где тот продолжал отплясывать свой танец. И так продолжалось до тех пор, пока в лотке не оставалась щепотка самой тяжелой фракции.
Дорогу осилит идущий

Членский билет №0083

Аватара пользователя
серж
Элита RUSGYM.RU
Элита RUSGYM.RU
Сообщения: 2727
Зарегистрирован: 14 окт 2009, 08:28
Как долго занимаюсь спортом: 20 лет
Откуда: колымская тайга

Re: Творчество русжимовиков

Сообщение серж » 12 фев 2010, 22:18

- Ну-ка, студент, давай! - Володя подставил свой лоток. Я ему тоже бросил лопатку.
Он работал не менее шустро. Тимофей, весь в столбе от дыма папироса, стоял над Эйвеном и внимательно глядел в его лоток.
- Есть! - сказал он.
Я подошел поближе и посмотрел на черное дно старого лотка. Там, среди серо-черного песка блестело с десятка два медно-желтых пылин. В самой глубокой части лотка находилось две крупинки такого же цвета. Это было золото.
- Ага, вот он! - воскликнул Володя. У него в лотке тоже были весовые знаки. - Эйвен, смывай пробу!
Тимофей достал маленький бумажный пакетик и подставил его под лоток. Эйвен зачерпнул горсть воды и плеснул ей на лоток. Она вместе со знаками сли¬лась в пакетик. Тимофей взял его и сунул себе в рюкзак, потом сказал нам:
- Слушайте… Там, в устье ручья знаков было меньше, да и по качеству они были хуже. («Ага, - отметил я тогда, - вот они о чем так оживленно разговаривали и почему мы так рано поехали!») Володя, помнишь?
- Ага.
- Я вот что думаю, - Тимофей развернулся к скалам, - видимо, там находится месторождение рудного золота. Оно разрушается, и золото сходит в ручей. Студент, секешь?
- Да изучали вроде механику образования месторождений…
- …А значит, чем ближе к нему, тем больше должно быть там знаков… И я думаю, выше должно быть весовых побольше. Его глаза заблестели.
- Поехали дальше! - Володя полез вверх по террасе ручья к трактору.
- А что, мы пробы брать не будем? - удивился я.
- Вот что я тебе скажу, - Тимофей вынул изо рта папиросу, сплюнул и выкинул ее в ручей, - подумай своей головой. Нам только нужно определить золотоносный ручей это или нет. А он золотоносный - это уже явно. И я уверен, что здесь содержание гораздо выше промышленного. Усек? Так что мы там, вверху намоем груду этих знаков и расфасуем по пакетикам.
Володя смотрел на меня сверху и нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
- Теперь дальше. Едва мы это доложим наверх, здесь появятся добытчики, и я знаю, больше половины его осядет не в госзапасе, а в чьих-то карма¬нах. Поэтому - я повторяю - поэтому я не собираюсь дарить кому-то то, что на¬шел сам. И тебе я тоже советую не терять возможности. По-моему, деньги никогда лишними не бывают. Мы будем работать с Володей, ты с Эйвеном. Поэтому что намоете - ваше. Да, кстати, разговора этого не было. Усек?.. Да вообще-то, я по тебе вижу, ты не стукач, как и все наши здесь. Поехали дальше!
Эйвен, казалось, не слышал разговора и был занят какой-то своей думой. Но едва Тимофей двинулся вверх по террасе, он пошел вслед за ним. Скалы были совсем близко. Огромные, хмурые статуи, изрезанные глубокими трещинами, как морщинами.
Как только я прыгнул в «пену», Володя, не дождавшись, пока я сяду, дёрнул машину и я с грохотом средневекового рыцаря, упавшего с коня, рухнул на железное днище. Естественно, высказал все, что по этому поводу думаю. На это никто не обращал внимания.
Скалы росли, вытягивались своими грубыми твердыми телами, как армия неземных чудовищ. Тянулись вверх, расширялись, подбирались к нам. Незаметно, но быстро. Мне от их вида становилось жутко.
ПОЧЕМУ НЕТ КОМАРОВ? ПОЧЕМУ НЕТ ПТИЦ? ПОЧЕМУ НЕ СЛЫШНО ЧИРИКАНЬЕ ЕВРАЖЕК? НИКОГО, БУДТО ВСЕ ВЫМЕРЛИ…
Вот что я думал тогда. Но эти думы затмевал собой вид желтого металла. Ведь мужики вчера тоже испытывали страх, но сегодня его прогнали эти желтые крупинки. Сколько там было в лотке? полграмма? Грамм? Не больше. Если пе¬ревести в деревянные, не такая уж большая сумма. Но что, если Тимофей прав? А ему - старому геологу - не было причин не верить. Что, если там, вверху по течению, не граммы, а десятки или сотни их? Или, вообще, ки¬лограммы? Надо его брать, пока есть возможность. Им оно было нужно. А мне?..
У меня была мечта – «Олимп». Бобинная стереоприставка, колонки С-90, усилитель и эквалайзер. Вот такая у меня мечта была в те дни. И передо мной появилась великолепная возможность превратить ее в реальность. Единственная возможность.
Я тоже с нетерпением ждал, когда Тимофей махнет рукой, и мы прыгнем в глубокое русло, где под слоем песка будет лежать золото. Сколько надо на мою мечту - тысячу? Две? Ну, максимум пять. По тем временам кошмарные деньги. Я сидел и прикидывал. Мой друг говорил (все по тем временам), что цена золота за грамм сто пятьдесят рублей. Но я понимал, что в деньги его будет нелегко перевести и его понадобится гораздо больше, чем просто на стереосистему. Даже если сдать государству, и то четверть достанется. Может быть… Батя мне говорил - найдешь золото, выкинь его подальше и забудь о нем. Не стоит ради такого дерьма портить себе жизнь.
Эх, батя, батя, легко это сказать, когда у тебя есть все, что нужно для жизни. А если ничего нет, можно ли побороть искушение взять нужные тебе деньги, когда они у тебя лежат под ногами?
В общем, я подсчитал, что мне надо с полкило, ну, и полкило для друга, который благодаря своему блестящему уму превратит все это в деньги. Килограмм? Всего-то? Это ж ерунда! Я решил набирать больше, если, естественно, представится возможность. Ведь как говорили древнегре¬ческие крестьяне - запас карман не тянет.
А НАБЕРУ ЛИ Я СТОЛЬКО?
Дорогу осилит идущий

Членский билет №0083

Ответить

Вернуться в «СЕРЖ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость